Картинки с ДиНатуРы

Олена Степова "И о фауне (продолжение Звонки из зоны)"

-Ле-е-е-н-а! Привет! Шо вчора було. Ты тильки сядь. До нас Обезян Иванович приезжал.
-Хто?- немею я от удивления.
-Ну, стоим, значит, ждем Сашку з культиватором, а тут до городив джипарь пидкатует и з нього якесь мурло у галстуку вылазить. Галстучне напыжилось и говорит, шо, мол, он проверка из Министерства сельского хозяйства ЛНРы, проверяет, как идет сев. Мы, ему сразу вежливо так, мол, уважаемый министр, если б вы там все сели, то сев бы у нас был замечательный. А так, кто какими семенами разжился, тем и богат будет.
-А он?
-А он говорит, мол, мужайтесь мужики, скоро вся власть ЛНРе-земля крестьянам, шахты-шахтерам, больницы-врачам. До хорошей жизни совсем, мол, ничего осталось, так, по-мелочи, до Одессы дойти и Львов взять.
-Ого, замахнулись, ну и что дальше?
-А тут деды наши номер на его тарантайке прочитали, и все, как понеслась.
-А на номере что?
-Та не мешай рассказывать, нетерплящая. Деды ему уже вежливо, с поклоном: «Уважаемый Обезьян, как вас там по-батькови, боимся не угадать с породой. Мы, конечно же, с уважением относимся к племени, но вы б до нашого не лезли. Бо обезьян, шо з гранатою, шо на поле, шо у министрестве, одно и то же получается».
-Ничего не понимаю, причем тут обезьяны к номеру и министерству?
-Лена, от ты непонятлива, га. На номере ж так и написано «ОБЕЗЬЯН». Он засмущался, говорит, мол, это на номере позывной военный. Так положено теперь по-новому времени. А зовут, мол, меня Арсений Иванович.
Я смеюсь.
-Да, креативно.
-Ой, Лена, твоя, правда, шо кретинов у власть набрали, то сразу видно. Но дедов, же не пробьешь. Там же силикозо-бетон в три слоя. Они ему и говорят, мол, извините, но ежели это военный позывной, то чего, же имя отчество светить, вдруг враг не дремлет. Поэтому, говорят ему деды, как привыкшие к официальному документу бачим, шо на официально зарегистрированном во МРЭО номерном знаке написано «Обезьян», значит, так тому и быть. Только боимся интересоваться какой позывной у остальных министров, бо если така фауна пошла, то надежды на то, что жизнь наладиться мало.
-Ну, и что представитель обезьян?
-Та шо, покраснел, шо-то пробубнел и уехал. Петрович фуражку поправил, и говорит: «Эх, мужики, раньше мы у зоопарку обезьянив через сетку яблучком та бананкою кормыли, а они, ось, на свободу вырвались, бананку не токо не дадуть, еще и отымуть, поэтому, не прохлаждайсь, пошли, говорит, «арбайтен» делать. Отака у нас фауна, Лена. Шо ж з нею делать,а?