Акулина Денисовна Белобородова

Акулина Денисовна Белобородова

Пошел 92-й год. Она ходит, прекрасно видит, слышит и подробно отвечает на наши вопросы. Родилась в деревне в Курской области в семье из 12 душ. Отец умер от ран, полученных в гражданскую войну. В 1937-м с мамой переехала в Константиновку к сестре. До войны жили в глиняной землянке из одной комнаты на Червоном. Работала лерщицей на бутылочном. Из развлечений было только одно – собирались с девчатами под горой вечерами, веселились, пели песни. Помнит, как спускалась за углем в червонянскую шахту, как уже в войну выселяли немцев из немецкой колонки.

Приход фашистов застала в госпитале на Новоселовке, где работала санитаркой. Их начальство неожиданно попросило идти домой, отдохнуть, подкрепиться. Пока дошли – а на Червоном уже немецкая разведка.

Вспоминает, как ходили смотреть на расстрелянных евреев в Сергеевскую балку, как зашевелилась гора трупов и из под нее выползла девушка. Она выжила, потому что прыгнула в яму еще живой. Помогла ей спрятаться в пещере в карьере и ходила – носила ей еду. В этих пещерах тогда и сами прятались от угона в Германию.

Но были и такие, которые ходили в балку – снимать с трупов обувь и одежду. 

Решила с мамой вернуться на родину, и всю зиму шли в Курскую область. Там обосновались в одной из деревень, но немцы их выгнали из хаты. Весной 1942-го года ее забрали, привезли на станцию Обоянь и отправили на работы в Германию. По дороге ничем не кормили. Смогла обменять собственноручно связанное, не разу не «надеванное», платье на два яйца и жменьку творога, что и спасло.

На работы попала в хозяйство к бауэру в Австрии, в небольшой поселок Лонцбург. Ухаживала за коровами. Их кормили хорошо, не обижали. Говорит, что немцы не все плохие. В праздники угощали традиционными австрийскими большими круглыми оладьями. Встречалась там с русским, но «поругались, он женился на местной и остался в Европе». 

В 1945 году американцы практически без боя взяли Австрию. Ее удивило большое количество негров, которых она никогда не видела. Многие решили там остаться, в том числе ее подруга из Константиновки красавица Киля (фамилию не помнит), вышедшая замуж за француза.   

Их отправили в советскую зону, где сразу ощутила неприязнь. На них кричали, оскорбляли.

Вернулась в Константиновку, работала на восстановлении вокзала, заводов. Затем опять на бутылочном, с которого перешла на «Автостекло», где бросала в яму уголь. Потом, после травмы, перевели на более легкую работу – катать вагонетки. Говорит, что по жизни всегда занималась тяжелым трудом. Работала на газостанции, в составном, на шихтобазе. Последнее время на разгрузке соды и щелока, респиратора не снимала. В 1952-м родила сыночка, в 1971-м получила двухкомнатную квартирув хрущевке на Циолковского (до этого жила «по уплотнению» в московском доме). Каждый отпуск нанималась на работы в садах и огородах.

С 1977-го на пенсии. Год назад похоронила сына. Живет одна, иногда внук «приносит борщика», иногда живет на Новоселовке у племянницы. Не помнит, когда обращалась к врачам (последние лет 50 точно не обращалась).

Клуб остарбайтеров, несмотря на протесты Акулины Денисовны, направит к ней для осмотра врача, а также поможет с приобретением, такого необходимого таким людям, мобильного телефона.

Она живет на 4-м этаже и, особенно в это время, практически не выходит на улицу. Ей нужна помощь в приведении в порядок жилья и доставке продуктов. Есть возможность подключить к этому школьников 3-й школы, которая находится в 50 метрах от ее дома.