Батютенкова Евгения Фёдоровна

Родилась я в Дальневосточном крае, в городе Хабаровске, в 1925 году. 

У нас были знакомые, которые жили в Константновке, мама им написала, они позвали нас к себе. И мы перед самой войной, это было в начале 40-го,  переехали в Константиновку. И с этого времени всё время жили в Константиновке.

Оккупация. Шла к подруге. Подошли ко мне 2 человека – полицаи. Сказали, чтобы я шла с ними. Они меня не били, не толкали. Повели в комендатуру. Там я ночевала, а утром нас собралось человек 18, девушек и парней - ребята взрослые, лет по 20. На станции погрузили нас в обыкновенные вагоны, где скот возят.  И повезли в Германию. Ехали через Польшу, кормили плохо.

Приехали в Германию... Выстроили нас, человек 200 девчат, женщин и приходили, как их называли покупатели, выбирали себе домработниц. Я попала в семью домработницей. Дом был большой, в семье было несколько детей, работы хватало.

И что меня выручило в этой семье, так это музыка. А я ещё со 2-го класса занималась музыкой. У нас бабушка очень хорошо играла, был инструмент – пианино. Меня готовили в консерваторию, но мне надо было ещё 4года заниматься. И вот, когда мы сидели в музыкальном салоне, девочка встала и начала играть. Но играла она как начинающая. И тогда я встала, и подошла к роялю. Она решила, что я инструмента никогда не видела, взяла мою руку и положила на клавиши. А я ей говорю, что можно я сяду за рояль. Она разрешила. У немецкого композитора Шрабеля есть произведение «Светлячки» с вариациями, очень красивое. И я сыграла. Это был мой конёк. Хозяйка меня спросила: «Ты из интеллигентной семьи?». Я ответила, что я из простой семьи. И с тех пор я стала кушать вместе с ними за одним столом.

Однажды … Хозяйка получила извещение привести меня на пункт. В определённый  день и время мы пришли в назначенное место. И меня отправили на военный подземный завод. Американцы часто бомбили

После освобождения советскими войсками работала в военной комендатуре.