Щербакова Евдокия Кузьминична

Какие ассоциации могут возникнуть при словах - шоколадная фабрика? Шоколад ... море шоколада, россыпи какао, сладости, ... ,  и  - гильзы! Последний вариант - это не чрезмерная фантазия, а реальность, только применимая для определённого времени и территории.  А в частности, для Берлина 1942/44 годов, куда на такую необычную шоколадную фабрику в числе остарбайтеров попала девушка из Константиновки - Евдокия Щербакова.

Частые и массированные бомбардировки англо-американцев загоняли военную промышленность нацистской Германии, в прямом смысле,  под землю. Так верхняя,  надземная, часть берлинской шоколадной фабрики «Трумпф» соответствовала своему назначению, а вот нижняя была приспособлена под военное производство. Из воспоминаний Евдокии Кузьминичны, шоколад вырабатывали немцы на втором этаже, а она вместе с другими девушками-остарбайтерами на первом работали «на железе» - делали  металлические предметы, похожие на гильзы для патронов. 

Все они жили в пяти деревянных бараках, обнесённых проволокой. Всего примерно 400 женщин  из разных областей России и Украины. Были и из Донбасса, Славянска, Изюма.

На фабрику ходили пешком, расстояние не очень большое, колонну сопровождала охрана с собаками. Работать заканчивали в 6 вечера.

Кормили, вспоминает Евдокия Кузьминична, плохо. Хлеба было очень мало. Утром давали кофе без хлеба и сахара; в обед на фабрике в столовой был суп из брюквы. А вечером два тоненьких светящихся кусочка хлеба, помазанных маргарином и тоже кофе, а если суп оставался, то и его раздавали.

Проработав почти 2 года, Евдокия, как и другие молодые работницы, шоколад  практически и не видели. Всё же однажды на Новый, 1944-й, год произошёл следующий случай. В столовой устроили праздник, девушки выступали, пели.  После им раздали подарки – пакеты, в которых были разнообразные шоколадные конфеты.

А уходящий тогда 1943 год запомнился ей таким исключительным событием: «Мы шли на фабрику, а из каждого окна спущены чёрные флаги. Мы думали, Гитлер умер. Пришли и спрашиваем у переводчицы, что это за флаги. А она нам говорит, что под Сталинградом битва была большая, и много немецких солдат погибло и попало в плен. И спущенные чёрные флаги  - это скорбь, траур. А мы когда за столами сидели и работали, то всегда пели. А в этот день петь нам запретили. А нам так радостно было и мы ещё громче пели «Страна моя, Москва моя…». Ростовские девчата такие голосистые были и отчаянные».

Примечательно то, что это событие имело положительное последствие для работниц фабрики. Так, по словам Евдокии Кузьминичны, выпускать их в город на прогулку стали именно после поражения под Сталинградом. В воскресенье желающие цепляли знаки ОСТ и выходили в город. 

Немцы несколько раз фотографировали девушек. Молодость и красота брали своё.

Один раз разрешили написать домой. Что поразительно, эта весточка спасла жизнь отца Евдокии. В Константиновке полицаи не поверили  в то, что она уехала в Германию, а прячется от отправки где-то в кукурузе.  Угрожали ему, в том числе и расстрелом. Но письмо послужило явным доказательством.

В 1944 году  упоминавшаяся уже авиация союзников разрушила  шоколадную фабрику в Берлине. «Самолёты летели «чёрной тучей» по 50 штук, мы бежали в «келли» (нем. Luftschutzkeller - бомбоубежище). А любопытные выглядывали, что там происходило. Видели, как бомбы летели вертикально  вниз, а потом поворачивали и над землёй шли, разрушая целые кварталы. Фабрика была почти полностью разрушена. Страшно было, женщины записочки с молитвами засовывали в ограждения лагеря и ни одна бомба в бараки не угодила».

Затем началась массовая эвакуация. Хозяева фабрики – три брата, разобрали по 150 человек. Так Евдокия Щербакова попала в Силезию, где жила в лагере возле леса. Где-то в конце 44-го года лагерь подвергся сильной ночной бомбардировке, а утром американцы вывезли из него людей.

После различных скитаний, 15 мая американцы передали их всех советским военным. В свою очередь, проводилась отправка в Советский Союз. 

Дорога домой в Константиновку была не лёгкой и длинной. Ехать пришлось сначала через Дрезден, вспоминает Евдокия Щербакова, дурно пахнущий разлагающимися трупами. Действительно, согласно с официальным отчётом комиссии (2010), в результате бомбардировки Дрездена авиацией союзников в феврале 1945 года погибли 25 тысяч человек. В СССР была принята завышенная оценка в 135 тысяч жертв. В общем же,  вопрос о том, была ли бомбардировка этого города вызвана военной необходимостью, до сих пор вызывает споры. Судьба Дрездена наглядно показывает всю неоднозначность действий авиации союзников на территории Германии. Эти действия, кроме прочего, приводили и к гибели большого количества остарбайтеров.

Далее дорога шла через Чехословакию. Ехали голодные, питание налажено не было, люди пухли. В Будапеште на пересылочном пункте остарбайтеры и военнопленные проходили медкомиссию. Евдокия Кузьминична помнит, как к ним вошёл военный, видимо,  политрук,  и сказал: «Товарищи, Вас ждёт Родина!», все сильно плакали.

Дальнейший путь шёл через Румынию. Граница около Днестра встретила их огромными буквами «СССР» и личным досмотром. Затем была Бессарабия и родной Донбасс.

Такова не сладкая, несмотря на наличие в ней целой шоколадной фабрики, история пребывания и работы  Евдокии Щербаковой в Германии.