О нашем львовском Гинзбурге замолвили слово...

Возмутитель городского спокойствия харьковчанин Дмитрий Браславский (ГО «Паперовий фронт»), кроме того, что способствовал «оштрафованию» нашего мэра и депутатов за фотографирование на совещании без масок, направил запрос О.Азарову и получил ответ по поводу увековечивания памяти мастера по стеклу Виталия Аркадиевича Гинзбурга (1938-2006), который родился в Константиновке, но закончил институт, стал работать и умер во Львове (похоронен на Лычаковском кладбище).

Этот ответ был распространен по городам и весям Интернет-сообщества с заголовками: «В Константиновке планируют установить памятную доску местному художнику», «В Константиновке могут установить памятную доску художнику Виталию Гинзбургу», «В Константиновке хотят установить памятную доску художнику Виталию Гинзбургу»…

На самом деле, городской голова написал, что вопрос будет изучаться и решаться городской комиссией по историко-культурному наследию.
Как это напоминает «кавалерийский наскок» еще одного молодого человека — советника министра транспорта, который приехал на наш вокзал и добился снятия памятной доски погибшему на дальневосточной погранзаставе Котельникову. Потому что войска то были КГБ… А то, что у нас комплекс — улица, памятная доска на ней, что погибший стал нашим героем, не имеющем никакого отношения ни к КГБ, ни к декоммунизации — не интересует. Лучше бы мобильные телефоны в справочную дал, а то там еще городские, на которые 90% населения уже и звонить не могут…

Но наши власти с управлением культуры, как то «мляво» отбиваются от таких «наскоков», будто у нас нет своей гордости, своих традиций.

Да взять того же Гинзбурга. Мастер безусловно заслуживает почтения, тем более в это время важно то, что связывает Восток и Запад. Но почему обязательно памятную доску на доме где он жил? Попробуй теперь, найди, когда такой фамилии с 2000-х годов нет в телефонных справочниках (по нашим данным последние Гинзбурги в 90-х). Но почему обязательно доску, почему бы не сделать копию одной из его работ (например, из пластмассы) и поставить с надписью в одном из скверов?

В решении вопросов увековечивания памяти нужен творческий подход. Ясное дело — минимум средств, максимум эффекта. Вот дом в Ижевке Олексы Тихого надо сохранить, а там одни стены остались. «Лучше всего «обшить» то, что осталось стеклопластиком и оставить, как есть. Как это делают с архитектурными памятниками во многих странах», - считает известный краматорский скульптор Вячеслав Гутыря.

Напомним, что уже много лет мы добиваемся установки памятной доски на здании, где расположена наша полиция в память о том, что здесь был наш замечательный земляк Олекса Тихий. Передавали правоохранителям и подтверждение, что он там был и текст — никакого движения. Говорят — здание принадлежит городскому совету, пусть он и решает. А старый антиукраинский горсовет кивал на полицию. Вот какой текст предлагает Товариство им. О.Тихого: “У цьому будинку в червні 1976 року у міськвідділі міліції утримувався та на знак протесту оголосив голодування відомий правозахисник, філософ, учитель Олекса Тихий. Який народився і виріс на Донеччині, боровся за Незалежність та віддав життя за Україну”.

В заключение напомню, что сейчас приближаются дни рождения еще одних значительных фигур Константиновской громады: 15 февраля 1935 года в Николаевке родился Анатолий Федь - известный ученый, философ, культуролог, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой эстетики, истории и культуры Славпеда, автор 16 книг, более 100 статей по проблемам художественного творчества и эстетического развития, а также 18 февраля 1945 года в Иванополье (Нелеповка) Юрий Ряст — признанный украинский поэт чрезвычайно высокого уровня. Их бы тоже увековечить. Как, впрочем, и многих других…

В.Березин, координатор Константиновской организации Национальной Спілки Краєзнавців України.