Гибридные войны XXI века. Часть 3

В 2011 году в мировом прокате вышел воистину пророческий фильм знаменитого режиссера Стивена Содерберга о глобальной вирусной пандемии «Заражение». Мэтт Деймон в главной роли: паника в США, десятки миллионов жертв пандемии, а главное ощущение, что фильм о современном мире, охваченном пандемией коронавируса.

Я фильм «Затмение» посмотрел не в 2011, а только сейчас, когда стал пересматривать все фильмы о вирусных угрозах человечеству. Кто не видел «Заражения» - настоятельно рекомендую. Фильм заканчивается тем, что мировая пандемия подавлена, лекарство найдено, герой Мэтта Деймона, весь фильм защищающий свою дочь от заражения, а потому постоянно отгоняющий от дочери влюбленного в неё кавалера-тинейджера, умиленно смотрит, как любящие друг друга подростки танцуют. Счастливое Рождество. Голливудский хэппи энд.

Будущее в фильме вполне предсказуемо. А вот в 2020 мировая пресса заполнена аналитическими материалами о том, что мир уже никогда не будет таким, как до пандемии COVID-19. А каким будет?

Мировая экономика так или иначе восстановится от кризиса, в который ее загнала эпидемия. Вот только сроки восстановления и размер ущерба зависят не только от того, как быстро и какой ценой удастся остановить вирус. COVID-19 действует не изолированно. На него «удачно» легло обрушение нефтяных цен. Само по себе обрушение цен на нефть уже есть акт войны. Мы были свидетелями падения СССР в 1991 году. Возможно, решающим фактором тогда стал сговор США и Саудовской Аравии обрушить цену на нефть до цены, неприемлемой для СССР. Получилось 8$ за баррель, что для СССР было ниже себестоимости.

Сейчас те же США и Саудовская Аравия опустили цену российской Urals  (русский сорт нефти) до 25$. Россия опять на грани себестоимости, но теперь у неё нет долгосрочных контрактов, как в 1980-х годах. И есть жирок нефтяных триллионов, накопленных в «жирные годы» путинского правления. Россия почти прекратила продажу нефти, все хранилища полны до отказа. Но добычу остановить невозможно, и Россия начинает торговать себе почти в ноль и даже в убыток. Что будет дальше, гадать не буду.

Но факт надо зафиксировать: Россия и США в состоянии гибридной войны. Конечно, русские политики, например, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков могут сколько угодно говорить, что «между странами хорошие отношения и никакой нефтяной войны нет  А снижение цен на нефть объясняется негативными обстоятельствами на рынке».

Русские храбрятся, что даже стоимость барреля нефти ниже 20 долларов не заставит власти РФ изменить позицию. В Кремле уверены, что способны выиграть нефтяную войну, потому что заблаговременно создали достаточные резервы для этого.

Россия удивлена обрушением нефтяного рынка, но по-прежнему считает, что «продержатся дольше, чем Саудовская Аравия и ее партнеры».

Я придерживаюсь мнения тех аналитиков, кто считают, что Россия подыграла Китаю в сокрытии масштабов эпидемии коронавируса, скрыв эпидемию коронавируса в Сибири и на Дальнем Востоке в конце 2019 — начале 2020. Коронавирус по сути - новая и очень опасная разновидность гриппа. И смерти от коронавируса легко списываются на грипп и хронические болячки стариков.

А сверхнизкая по цене нефть служит хорошей смазкой для взаимовыгодных русско-китайских отношений.

И еще один поучительный пример из истории. 29 июля 1941 года происходит оккупация японцами французского Южного Индокитая. Летом 1940 Гитлер разгромил Францию и этим вышиб ее из клуба великих держав. А в районе Средиземноморья англичане захватили французский флот, а что не смогли, то потопили. В ряду обидчиков Франции японцы были третьими по очередности. А вот англичане действовали в высшей степени благородно.

Оккупация Вьетнама, Лаоса, Камбоджи сильно осложнила и без того непростые переговоры между Японией и США. Великобритания и США заявили о замораживании японских капиталов, одновременно Великобритания денонсировала англо-японский торговый договор 1911 года, японо-индийский торговый договор 1934 года и японо-бирманский торговый договор 1937 года. 1 августа Соединённые Штаты ввели запрет на экспорт в Японию всех товаров, прежде всего нефти, за исключением хлопка и продовольствия. Япония оказалась в очень трудном положении. Командование флотом заявило, что если не удастся обеспечить Японию нефтью, то менее чем через два года военно-морской флот будет парализован. Отказ США от любых поставок нефти в воюющую с Китаем Японию вынудил последнюю к нападению на Перл-Харбор. Запасы нефти для американского флота в Перл-Харборе были равны всей нефти, имевшейся в распоряжении японского правительства.

Какая ситуация с российской нефтью на мировых рынках сейчас? Как сообщает Рейтерс, на прошлой неделе все тендеры на Urals  завершились безрезультатно. Трейдеры предлагают российскую нефть со скидкой в 3-4 доллара, но покупателей нет. Добываемая на территории России нефть продается ниже себестоимости с 30 марта, утверждают эксперты рынка.

Цена российской нефти Urals обновила очередной антирекорд и обвалилась до $10,54 за баррель. Это минимальный уровень с марта 1999 года. Российскую нефть с европейского рынка выжимает Саудовская Аравия, предлагая скидки на свою нефть до $6-10 за баррель. Для России же это означает коллапс экспортной выручки в марте и, скорее всего, в апреле. Единственное решение для России – предлагать на свою нефть еще большую скидку, чем Саудовская Аравия, продавая ее в итоге по $15-16 за баррель. Российские компании оказались не готовы к массовым срывам контрактов с трейдерами.

Минфин РФ ожидает, что бюджет в 2020 году может лишиться почти 3 трлн. рублей ($37,5 млрд) доходов от продажи нефти из-за низких цен.

Все вышеизложенное можно называть «нефтяной войной», я предпочитаю называть «войной гибридной». Украина держит свой участок фронта против русского агрессора. И от президента Зеленского здесь зависит далеко не все. Судьбу Донбаса и Украины будут решать президенты США и России. Но и от украинского солдата в окопах этой гибридной войны зависит многое. Пример для нас - маленькая Финляндия. В 1944 она остановила очередное наступление Красной Армии и отстояла свою независимость, как в 1940, так и в 1917, так и в 1921.

Конечно, понадобится время, чтобы понять, что происходит в современном мире. В России проходят научные конференции, выступая на которых солидные ученые доказывают, что начался конец капитализма. Что предсказанное Марксом происходит на наших глазах, и что ждать уже осталось чуть-чуть.

Приступы «похорон капитализма» были часты в первые годы существования Советской власти в России. Мировую революцию заклинали в 1919, потом в 1920, 1923. В годы второй мировой войны Сталину была необходима уже западная военная помощь. Поэтому 15 мая 1943 года он распустил Коминтерн. И только после официального отказа от идеи мировой революции, помощь СССР полилась.
Вот строки из гимна Коминтерна:

Огонь ленинизма наш путь освещает,
На штурм капитала весь мир поднимает!
Два класса столкнулись в последнем бою;
Наш лозунг - Всемирный Советский Союз!
Наш лозунг - Всемирный Советский Союз!

А то ситуация получается смешная. Советский Союз мечтает захватить Англию и США, чтобы включить их, как республики в свой состав, а оружие, боеприпасы, продовольствие для захвата просит у самих же США и Великобритании.

За что идет гибридная война в 2020 году, - более-менее ясно. В 1991 году весь мир унаследовал систему, заточенную на уничтожение СССР.

США аккумулировали мировые финансы, ресурсы для защиты Запада. По инерции эта система существует и по теперешние времена, но уже на современные вызовы отвечает неадекватно и плохо. Вместо СССР врагом стала Россия с ее гибридной войной, вместо социалистической системы — исламский мир и т. п.

Границы теперь идут не между системами — капитализм и социализм, а внутри каждой страны.

Либеральная глобализация не устраивает многих во всех без исключения странах мира.

Процесс отката от глобализации идет уже в течение десятилетия. Международные инвестиции долгое время росли, но теперь стагнируют. Торговля стала главной отраслью мировой экономики, но теперь ее ограничивают торговые войны. Кризис вызван тем, что в развитых странах большая часть прибыли от глобализации досталась узкой группе, причастной к новым отраслям экономики, финансам и торговле; потери понесли многочисленные сотрудники «традиционных» промышленных компаний. Это вызвало мощный политический протест, на волне которого во многих странах Запада к власти пришли правые популисты. Эти политики и начали процесс деглобализации. Самый яркий пример — Дональд Трамп, который объявил торговые войны крупнейшим партнерам США — Евросоюзу и Китаю.

Мир после коронавируса действительно будет другим.

В борьбе с эпидемией Китай показал миру примеры использования технологий слежки и социальной изоляции отдельных граждан.

С их помощью он, как утверждается, сумел локализовать вспышки во многих провинциях, выявить контакты заразившихся и в конце концов остановить эпидемию. Так, с помощью местных соцсетей было распространено приложение, которое присваивало гражданам «цветные коды». Зеленый код означал, что гражданин может пользоваться транспортом, ходить в магазины и т. д. Желтый код — что гражданин «скомпрометирован» (то есть, вероятно, мог контактировать с зараженными), а потому не имеет права пользоваться общественными благами и должен отправиться на недельный карантин. Красный код — карантин на две недели. Однако часто код не менялся обратно на зеленый и после карантина. По каким именно критериям система меняла цвет кода, сообщено не было. Известно, что «желтыми» и «красными» стали более миллиона китайцев.

Похожие системы внедрили и более демократические страны. Лидером стала Южная Корея, которая, судя по всему, сумела с помощью слежки с помощью приложение Corona 100 m, которое анализировало открытые данные и выявляло больных. Их местоположение наносили на карту с точностью до 100 метров. Приложение скачали более миллиона корейцев. Все эти меры и технологии дополнили программу массового тестирования на наличие вируса. Наградой гражданам, в частную жизнь которых вторглось государство, стала победа над эпидемией почти без карантина и прочих ограничительных мер.

Свои меры технической эпидемиологической контрразведки теперь разрабатывают многие страны и города (например, элементы корейской и китайской систем планирует внедрить Москва). Наши соседи планируют создать систему глобального видеонаблюдения за москвичами.

Камеры будут сопровождать москвича от дверей квартиры и до работы, либо иного места. Система будет обучена распознаванию лиц, персон и т.д. Главный вопрос — откажутся ли власти от использования этих эффективных инструментов управления людьми после эпидемии. Очевидно, что такие системы нарушают права человека и не защищают персональные данные.

Но будет ли существовать «мир после коронавируса»? Не вытеснет ли новая болезнь старый добрый грипп? Есть и такие страхи у ученых.

И. Бредихин.

Часть первая, вторая.