Теракт в Иванополье: узницу днровских застенков пытались убить

Полиция, пока что, завела дело о покушении на умышленное убийство этой героической женщины (ст.15 и 115 УК). Но общественность требует переквалификации на теракт (ст.258 УК), который был произведен с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения и провокации военного конфликта.

Более тридцати ран с осколком в челюсти

«Здійснено напад на Валентину Бучок, колишню полонену "ДНР", в'язня МГБ ДНР "Ізоляція". Вона 20 червня в 7.30 підірвалася на розтяжці у себе на подвір'ї вдома в Іванопіллі. Валентина відверто і безстрашно свідчить про злочини т.зв. "ДНР". Це вже не перша спроба замаху на неї. Попередні замахи лишилися нерозследованнимі правоохоронними органами. Українські спецслужби не здатні забезпечити безпеки свідків в судових процесах проти окупантів», — первым в 8.45 написал об этом руководитель Восточноукраинского центра общественных инициатив В.Щербаченко.

В 9.00 мы уже были в травмпункте, где вместе с волонтерами и другими журналистами ждали окончания операции. Напомним, что мы сразу после прибытия из плена в начале 2018 года познакомились с Валентиной Николаевной. Она была в редакции «Провинции» и дала широкое интервью («Год в подвалах “ДНР”» — «Как выдержать ужас «русского мира» — издевательства, пытки, не сломаться и вернуться домой»).

В.Бучок оказалась крепким орешком. До войны она попала в тяжелую аварию и стала инвалидом, до этого потеряла дочь, а еще до этого, будучи с маленьким ребенком, в порядке самообороны в состоянии аффекта дала отпор насильнику, который скончался (осудили условно). Сейчас она замужем за АТОшником, участником боевых действий с 2016 года, который и сейчас воюет (вырвался в больницу, ухаживать за супругой).

Операция длилась около часа и мы увидели, как всю в бинтах, с искаженным от боли лицом женщину (ей 54 года) вывезли на каталке и отправили в послеоперационную палату интенсивной терапии. «Держись, Валентина, мы с тобой!», — только и успели мы крикнуть.

Операцию провел хирург с 50-летним стажем Виктор Иванович Волобуев. Вот что он рассказал:

"Я два года был на войне в Африке, поэтому такие травмы знаю хорошо. Это более 30 множественных осколочных касательных ранений рук, ног, живота, груди, головы. Слава Богу, не проникающих. Стоматолог доставал осколок из челюсти. Думаю, что всё будет в порядке и через 7 -11 суток мы ее выпишем...".

В этот день мы решили не тревожить пострадавшую, хотя журналисты и, понятное дело, полиция, «терзали» её, как могли. Операция была для нее болезненной — без общего наркоза...

Чуть не погибла, потому что недорасследовали предыдущие инциденты

На следующий день, когда мы пришли в палату — там уже была очередь. Несмотря на боли, жару в помещении, засохшие бинты на ранах, она стойко принимала всех журналистов, понимая, что в информационной войне с рашистами она сейчас на переднем плане.

Увы, борьба за то, чтобы наша полиция стала украинской еще далека до победы. Поэтому, уже на этом этапе расследования покушения у правоохранителей появились очередные откровенные «проколы». Кроме квалификации (если бы признали главной версией — теракт, то следствие бы передали СБУ) на наших глазах в палате происходил «театр абсурда». Из Константиновского отделения полиции прислали молодого сотрудника, чтобы он взял у пострадавшей мобильный телефон. Но В.Бучок была в недоумении: «Но у меня вчера же забрали мобилку!?». И только после продолжительного выяснения, оказалось, что, действительно, телефон был изъят раннее.
Как говорится «профессионализм прямо прёт...».

Поэтому, не удивительно, что расследования предыдущих подозрений на покушения ни к чему не привели.

«Уже с декабря 18 года, когда убили любимого кота, которого привезли из Донецка, я поняла, что в покое нас не оставят, — рассказывает В.Бучок. — Затем у калитки вылили ведро крови. А 10 марта 2019 года ночью мы с мужем еле затушили возгорание крыши — был серьезный пожар. Вызывали эксперта, который однозначно сказал, что это поджег. Дело завели, но бестолку. Я сбилась с ног, бегая в полицию. А 15 октября 2019 года муж во дворе гранату на проволоке нашел. Это счастье, что он внимательный — ведь траву косил, мог подорваться. Вызывали полицию, нас допрашивали, двор обследовали, результаты до сих пор ждем. А теперь... Наш двор выходит на посадку, проход закрываем деревянными поддонами. Каждое утро я их отставляла и кормила бездомных котов. Кстати, в посадке до этого видели подозрительных людей. Когда внизу что-то «шпокнуло», зашипело и я увидела уже знакомую зеленую гранату, я дернулась назад, что меня и спасло. Грохнуло, меня кинуло на спину. Закричала от ужасной боли, прежде всего, в голове. Стала качаться и не знаю как «догребла» до хаты и позвонила брату и Щербаченко».

Как нам рассказали соседи, услышав взрыв и увидев поднявшееся пылевое облако, они прибежали и сильно перепугались, увидев кровь и не найдя во дворе Валентину. Но, слава Богу, она оказалась в доме. Скорая приехала быстро. А полиции, МЧСников, взрывотехников было столько, что селяне такого не помнят.

Валентина — свидетель преступлений конкретных подонков и они ей этого не простят

Кто и почему совершил это преступление против героической женщины? Наиболее точно об этом сказал известный блогер, член Минской переговорной группы, Денис Казанский: «Валентина Николаевна была одной из немногих людей, которые, освободившись из плена готовы были говорить. И она говорила — выступала свидетелем на суде, открыто и публично рассказывала о том, как применялись пытки на заводе «Изоляция», который превратили в тюрьму. Она не боится и называет конкретные имена и фамилии. Поэтому мотив покушения на В.Бучок может быть только один. Т.к. она пенсионер, у нее нет никакого бизнеса, денег, живет в далеко небогатых условиях — это месть за ее позицию, за то что она несет угрозу той стороне. И, кроме желания «заткнуть ей рот», других причин и версий нет. Что представляет из себя эта российская агентура и «методы» их работы мы знаем — они взрывали, убивали сторонников Украины, в т.ч. несовершеннолетнего в Харькове. Да, мы имеем дело с террористами, которым очень не нравится, когда их так называют. Правда, которую говорит В.Бучок очень болезненна, как для россиян, так и для их марионеток из ЛУГАНДОНии».

Сама Валентина, также выдвигает версию и "мести и запугивания" ее со стороны компании ДТЭК, которая "кинула" ее в Донецке, поэтому она объявила им "войну" и готовит иск на возмещение ущерба на 3 млн грн. Она еще переживает, что ее этот теракт "подрезал" в самое неудобное время, когда нужно нести документы в суд. Однако, как заявляют в ДТЭК, в ноябре 2019 года Донецкий апелляционный суд вынес постановление об удовлетворении иска Валентины Бучок. Согласно решению суда в  январе 2020 года ДТЭК Донецкие электросети полностью исполнил решение суда и осуществил В. Бучок все выплаты, предусмотренные решением суда.

Сейчас Интернет, СМИ переполнены информацией о теракте, многочисленными интервью с пострадавшей. Люди стараются ей помочь, поддержать. Авторитетные правозащитные и другие общественные организации пишут обращения в Генпрокуратуру, МВД, СБУ с требованием придать делу статус террористического акта. Есть и такие, которые собирают средства, чтобы потерпевшая выехала из Иванополья. На что В.Бучок отвечает, что у нее еще здесь много дел, да и не верит она, что в других регионах правоохранители ей смогут гарантировать спокойную жизнь...

Когда мы писали эту статью у Валентины в палате сидел известный адвокат и защитник на судах украинских патриотов на Донеччине А.Кадиевский. Он нам сообщил, что будет заниматься привлечением к ответственности правоохранителей, которые устранились от расследования заявлений В.Бучок.

«Несмотря на то, что Вы в таком состоянии, Вы не будете возражать, если мы вас сфотографируем?», — тактично интересуются очередные журналисты, заходя в палату к В.Бучок.

«Пожалуйста! Красоту ничем не испортишь», — не теряя оптимизма, как обычно с юмором отвечает забинтованная с головы до ног Валентина Николаевна.

В.Березин