Звание «Почетный горожанин», как оружие нашего горсовета в борьбе с Украиной

Наш родимый городской совет уже не знает, как еще проявить свою антиукраинскость. Мало того, что они за «референдум», за войну и кровь проголосовали, против Майдана ор поднимали, отказались называть улицы именами Стуса, Тихого, даже Сковороды (присвоили спортивные и футбольные названия, правда, О. Тихого насильно, но таки, назвали), они не захотели иметь в городе даже улицу с нейтральным именем Героев Украины. Кроме этого, кое-кто из них вошел в руководство «ДНР», их военную прокуратуру и т.п. Даже на просьбу СБУ наши кормчие отказываются прислать хотя бы благодарственную открытку нашим местным героям – Я.Маланчуку, А.Попику, А.Стативе на день освобождения Константиновки от террористов, День Независимости, Покрова... Но главное — они игнорируют ставшее в Украине доброй традицией присвоение погибшим героям в этой войне с Россией статуса Почетный житель города (посмертно). Почему они не сделали это погибшим константиновцам, почему таким образом не преклонили головы перед матерями погибших киборгов, которые жили в нашем городе и большинству которых в тех местах, где они похоронены присвоили звание Почетный житель города, района, села?

Они присваивают «почетного» себе. Например, депутатам Земсковой и Карпову. А теперь, вот еще и ветеранам советской милиции.

На ближайшей сессии они примут (?) такое решение: «Розглянувши клопотання Костянтинівської міської громадської організації інвалідів Великої Вітчизняної війни, інвалідів, ветеранів служби органів внутрішніх справ України в Донецькій області, враховуючи висновок комісії з розгляду матеріалів про присвоєння звання “Почесний громадянин міста Костянтинівки” присвоїти звання «Почесний громадянин міста Костянтинівки» Харенку Миколі Христофоровичу».

Вот мнение по этому поводу головы Товариства им.О.Тихого Е.Шаповалова:
«Сам факт існування таких органів, як Рада ветеранів радянської міліції (бо ті ветерани всі за віком працювали при СССР), викликає у мене великий подив. Сьогодні у незалежній Україні розвінчується міф про "славну радянську міліцію". Всі знають, що і як робилося у тій міліції. Як "шилися" справи, як оббирали людей слідчі і решта міліціонерів. Вся система була побудована так, що нормальна чесна людина працювати в "органах" не могла, не витримувала, її "з'їдали". Міліція була каральним органом радянської комуністичної влади. На весні 2014-го році у Костянтинівці менти чітко і, майже, одностайно стали на бік терористичних угруповань «ДНР». Ми добре пам'ятаємо міліціонерів на блокпостах з колодадськими стрічками і автоматами. Ті події ми тоді називали "ментівським бунтом". І от всі такі, як їх і називали тоді — "менти", зібралися, сплотилися, згуртувалися у одній організації і вимагають до себе пошани і державної підтримки. Більше того, вони вимагають слави! Доречі, нагадаю всім, що пенсії у них майже самі високі в Україні. Є пільги, одноразові виплати і т.д.
І у тих "ветеранів" ніякого покаяння, ніякого визнання помилок тієї системи, ніякого засудження. Тільки гордість за своє ментівське совєцьке минуле, за СССР...

Що думають молоді поліцейські, дивлячись на таке? На зустрічі у Товаристві Олекси Тихого всі одностайно наполягали об’явити протест цьому дійству. Написати протестного листа у міськраду, у МВС, у міськвідділ, у інші органи. Також відкрити і розпочати широку кампанію проти надання звання "почесного..." Миколі Харенку у пресі, на телебаченні і у соцсітях! Ми обов'язково прийдемо на ту сесію, коли буде розглядатися це питання, і активно висловимо свою думку...».

Задолго до этого в разговоре со мной, Николай Христофорович признался, что сам был в Константиновской милиции, когда туда в 70-х годах привозили Олексу Тихого. И он тогда удивил его своей упорной риторикой за Самостійну Україну. Правда, теперь ветеран МВД это, почему-то, отрицает, уверяя, что О.Тихим Константиновская милиция никогда не занималась, что это было в введении только КГБ. Но это уж точно неправда. В документальном фильме про нашего великого земляка «Хочу бути Українцем», подполковник милиции, работавший тогда в Константиновке, Омельчук сам рассказывает, что по приказу заместителя начальника Константиновского горотдела по оперативной работе майора милиции Мельника, в июне 1976 г. с двумя понятыми, проводил обыск в доме Тихих в Ижевке по ложному анонимному доносу, что Олекса, якобы, обокрал магазин (хотя он в это время был в Москве). Там говорится, что майор Мельник допрашивал Тихого (конечно же в горотделе) с 7:00 16 июня 1976 до 5:00 17 июня 1976. Где мог проводиться допрос? Конечно же в горотделе. Делали они это по заданию КГБ, которому надо было изъять из дома Тихих печатную машинку и рукописи.

...Справжні люди усвідомлюють себе, свою національну гідність і тоді стають на шлях боротьби за кращу долю. Олекса до них належав. І Олекса до останніх днів був людиною в собі.

З виступу громадського дiяча, колишнього полiтв’язня Михайла Гориня на відкритті памятника О.Тихому у Олексієво-Дружківці

Мало этого, известный краевед-изыскатель Сашко Добровольский предоставил нам Постановление, которое находится в деле №94 Тихого-Руденко в томе 2-м на стр. 164, 165. Здесь исчерпывающая информация об участии тогдашней Константиновской милиции, как инструменте КГБ в аресте и фальсификации дела Тихого. Вот цитаты: «Капитаном милиции, тов. Омельчуком, совместно с другими работниками милиции, с санкции прокурора Константиновского района был проведен обыск по факту кражи товарно-материальных ценностей из магазина №7 Константиновского райпотребсоюза, после поступления в горотдел милиции сигнала о причастности Тихого к совершению преступления... В результате обыска у Тихого были обнаружены папки с клеветническими документами...».

Вот свидетельство самого Олексы:
«15 июня 1976 года я был незаконно задержан дежурным Константиновского ГО ВД Яковенко. Лейтенант милиции Куценко незаконно принимал участие в проведении обыска 15 июня 1976 года, а капитан милиции Омельчук не устранил его... Полковник УКГБ Мельников незаконно удерживал меня на протяжении 2-х суток, а надзиратель КПЗ Константиновского ГО ВД заявил другим подозреваемым, что Тихий, будто бы, отбыл 25 лет заключения за измену Родине».

В одной из своих жалоб на действия советских правоохранителей, Олекса Тихий прямо указывает, в каком помещении его допрашивали – угловая комната нынешнего отделения полиции, на перекрестке нынешних улиц Тихого и Злагоды. Тихий тогда еще, на просьбу назвать себя, сказал, чтобы обратились в комнату по коридору прямо (где тогда было КГБ, а сейчас СБУ).

Это всё к чему. Были бы у нас по настоящему украинские правоохранители, то давно установили бы памятную доску на доме, где допрашивали Олексу. Тем более, что теперь это на улице его имени!

И музей Константиновской милиции, который создал Николай Христофорович Харенко, без этого совершенно не полон. Почему это умалчивается? Как неполный музей и данными о современной истории наших милиционеров, когда в 2014 году под предводительством заместителя начальника ГОВД Луценко (ныне в розыске) они устроили здесь захваты админзданий и установили власть террористов. Вы же ПРАВОохранители, так будьте ими до конца!

В.Березин