А власть не пришла…

Помнится, мы как-то возмущались тем, что памятные мероприятия по случаю вывода войск из Афганистана проводятся не тогда, когда этот День в календаре, а  когда удобно чиновникам – в рабочее время, да пораньше, чтобы «чухнуть по домам».

А вот чернобыльцы собрались, когда надо - 26 апреля, хоть и в воскресенье.

От городской власти была только представительница Управления социальной защиты (с кем они больше всего воюют) Е.Дудник. Она в ноги поклонилась ликвидаторам и пожелала всем здоровья.
Руководители городских организаций «Союза инвалидов-чернобыльцев» А.Дерека и «Союза. Чернобыль. Украина» В.Кабанец поздравили всех пришедших, что они дожили до 29-й годовщины со дня чернобыльской трагедии. Помянули минутой молчания тех, кто не дожил. В отсутствии других «докладчиков» решился взять слово и я (как-никак тоже ликвидатор, но константиновской радиации):

«Нынешняя ситуация повторяет ту, что была 29 лет назад. Люди расщепили атом – пошли против Бога и получили смерти и страдания. Сегодня люди опять пошли против Бога, сея кровь и смерть. Но я верю, что так, как ликвидаторы тогда спасли Мир и Украину от радиационной чумы, так и сейчас мы спасем Украину и Мир от нынешней чумы».

Вдовы и дети умерших чернобыльцев стояли отдельно и плакали. Ликвидаторы объявили о сборе денег, чтобы к существующим на обелиске шести мраморным доскам со списками умерших, добавить еще две. Сейчас осталось около 300 ликвидаторов и переселенцев из 30 км зоны, которых вначале в Константиновке было более тысячи.

Общий поминальный стол в этот раз почему-то не состоялся. Все разошлись поминать по квартирам.

Весьма символично, что когда сквер опустел, к обелиску подошел с дочкой и возложил цветы руководитель местной общины армян Агаси Барсегян. В эти дни все армяне отмечают трагедию, что произошла 100 лет назад – геноцид армянского народа. Которая были предвесником последующих геноцидов украинского – голодоморного, атомного и нынешнего российского.

И еще, несмотря на то, что не было официоза, ликвидаторы сами пришли с государственным флагом. И выглядел наш сине-желтый как-то неформально и искренне.

В.Березин.