"Самоизоляция" константиновского АТОшника

Каждый раз, открывая для себя новую, украинскую Константиновку, удивляемся инициативе и энергии наших людей. За 6 лет войны, казалось бы, мы узнали и написали о многих наиболее интересных местных воинах АТО. Ан нет. Наш земляк Геннадий Анатольевич Попелюский в свои шестьдесят лишь в этом январе демобилизовался из ВСУ (большую часть служил в 72 ОМБр им. Чорных Запорожцев). А всего он отслужил почти пять лет.

И уже в марте, в разгар карантина, действительно «изолировался» - выехал в лесополосу, где оборудовал жилище, живет и работает. Уверены — читателям будет интересно интервью с этим необычным «отшельником».

— Расскажите о себе.

— Родился, учился в школе и училище на подземного электрослесаря в Торецке. В 1980-м ушел в армию, служил на Кавказе в саперном батальоне (механик-водитель). Через два года вернулся, женился и переехал в Константиновку. Здесь жил мой отец. Он уговорил меня «не лезть под землю». Здесь работал на «Автостекло», в совхозе «Берестовой», на Красном Октябре. В 1997 году, когда «государство на нас положило», я «положил на государство» и мотался по стройкам, в том числе по России. Подучился работать с деревом, стал мастером по изготовлению лестниц внутри домов.

— Что делали, когда началась эта война?

— Война меня застала на строительстве дач для донецких в Лиманском районе. До этого я спокойно воспринимал государство, флаг, герб, как и при СССР. А тут, когда стал ездить по блок-постам, меня «клинануло». Увидел на них это «г...», эту шушваль, которая страну предала, меня стало от этого воротить. Практически сразу повесил державний прапорець. Напарники со мной перестали ездить, да и с женой поэтому потом разошелся. Она насмотрелась сепарских каналов. Стал нашим помогать. Воду, мешки, солярку, кабель, фрукты, овощи возил ребятам, что на блок-постах стояли от Лимана до Брусино. Когда начались большие бои вокруг Славянска, переехал сюда. Тут ездил тоже нашим помогать. Обьездил Доброплье, Покровск и другие соседние городки. Однажды, когда в Бахмут поехал, меня в Красном селе сепаренок остановил: «Ваши документы?». А мы с приятелем спрашиваем: «Слышишь, а у тебя самого они есть и вообще когда нибудь были?». Рожа синяя стоит, которая не хотела ни работать, ни служить. А сейчас дали автомат…

Подъехал, получается, сразу после штурма, к развороченной танковой части в Бахмуте. Наверное, в числе первых из местных поддержал наших, передал чай, овощи, фрукты, крестики бойцам...

Голова ГФ «Гайдамаки» А.Балан:

«Я хочу обратиться ко всем участникам боевых действий — не продавайте землю! Мы за Украину и за землю воевали. Занимайтесь хозяйством. И нашей плантацией шиповника мы докажем как это делать».

— Спасибо Вам. Это очень важно.

— Как Константиновку освободили, так сразу в военкомат и пришел: «Возьмите меня». А там ни родины, ни флага. Женщины в фуфайках ходят. Сказали: «Вы в возрасте...». Я настоял, чтобы записали в какую-то потрепанную тетрадку. Там уже человек 18 добровольцев было. Я еще пошутил: «Может, это вы к сепарам служить записывали?». И всё, никто не вызывал. Я даже на горячую линию в СБУ звонил, сказал, что военкомат убрал украинскую атрибутику и не хочет меня брать. Ну не мог дома сидеть. Тем более, когда жена по телевизору смотрит Гиркина-Стрелкова и плачет…

Звонил, просился в танковый батальон 3-й танковый бригады или в «Киевскую Русь». Пообещали, но, когда узнали, что с Донеччины, так и не перезвонили. Я потом узнал, что многие под Дебальцевом полегли. Видно, у меня судьба такая…

30 января 2015 года с первой официальной волной мобилизации, меня наконец-то взяли. Везли, менты охраняли. В Полтаву в учебку на интер-сити ехали. Процентов 80 тогда были добровольцами. Четверо были с нашего города. Из 2,5 тысяч в учебке — больше трехсот были с Донбасса и большинство добровольцев.

Служил в Волновахе, потом перешел на контракт, прервал службу, когда бригада пошла по полигонам. Вернулся, когда приехали в Авдеевку.

Там 2 года был, потом на Бахмуте. Кстати, в Авдеевке на промке и встретился с Андреем Баланом (я ему свой броник тогда дал). Это он меня вовлек в то, чем сейчас занимаюсь. Когда давали землю, позвонил и я согласился.

В общем, служил 4,5 года. 2 января 2020 ушел по возрасту.

Когда приезжал в Констаху в отпуск, специально вешал флаг державный на авто и делал круги по городу.

— Тогда ты понимаешь важность наших требований, чтобы служебный и коммунальный транспорт ездил с прапорцями...

— Конечно. Но эти люди лучше портрет своего начальника или Президента поставят…

Кстати, в земресурсах хотели у нас землю поменять. Мы отстояли.

— Как появилась идея работать на земле и когда начал ее воплощать?

— Вначале в 2015-м получили землю. Сперва хотел свой участок продать. А наш голова «Гайдамаков» Андрей Балан переубедил. Съездил в Одессу в хозяйство «Орех Причерноморья». Вначале думали с Андреем орехом заниматься. Но поняли, что сложно. Переориентировались на то, чего у нас еще не было — промышленное выращивание шиповника. Через три года должна уже быть прибыль. Нас, АТОшников, тогда в Краматорске собирали на обучение бизнесу, убеждали заниматься парикмахерскими, пекарнями, ритуальными услугами. Но мы будем заниматься шиповником, потому что в Украине, да и в Европе, это только начинается. А здесь ему идеальные условия.

И везде используется — от косметологии до лекарственных растений и вина.

— Откуда средства?

— Я со своей Катей (вторая жена — моложе на 20 с чем-то лет, познакомились в Авдеевке, сама из-под самого донецкого аэропорта, и сейчас служит), стали деньги откладывать. Хотели квартиру купить. Но решили все отдать на новое дело. А так бы сидел я во дворе с пенсионерами, курил самокрутку и орал, что пенсии мало платят… И это, кстати, еще и реабилитация после армии.

Корчевали пни. Косили траву. Проложили дорогу (А.Балан назвал ее «улица Гайдамацька»). Если здесь работать, то надо и жить. Поэтому поставил временное жилище (с прапором — без него никак), купил камин, солнечные батареи, технику для сельхозработ. Огород разбил. Ягоды посадил. Собираю камыш. Планирую сделать хатынку в украинском стиле на сваях. Сейчас нужен лес. Ночью иногда просыпаюсь: «Блин, куда я в свои 60 влез?». А утром: «Я пацан молодец — мне всего 60!».

Ребята с «Гайдамаков» хорошо помогают. Но главное — у меня тыл прикрыт единомышленниками — дочь, жена и ее мама. Без них никак.

Здесь уникальное место. Излучина реки. Лебеди, аисты. Видно, перелетные. Хочу вот гнездо аистам сделать, чтоб остались…

Беседовал В.Березин.

P.S. Желающие могут посмотреть страничку Геннадия в фейсбуке «Маєток Анатолієвича”, задать вопросы, а лучше поддержать.