В бой с ковидом пошли старики...

Эпидемия обнажила одну из застарелых проблем нашей медицины - кадровую. Особенно важным стал этот вопрос с внедрением медреформы, второго ее этапа. Когда от оборудования и наличия в штате необходимого количества специалистов зависит, заключит ли с медзакладом Национальная служба здоровья Украины договор на оплату пакетов медицинских услуг. Вот и приходится в борьбе за будущее учреждения привлекать опытных мэтров, подчас уже находящихся на заслуженном отдыхе.

В разгар ковидной эпидемии такие спецы как анестезиологи, которые могут работать с тяжелыми больными на аппаратах искусственной вентиляции легких, стали буквально на вес золота.

Одна из таких ветеранов вернулась в профессию на крутом вираже — в разгар эпидемии коронавируса, имея за плечами многолетний багаж профессиональных знаний и личный возраст в восемьдесят лет.

Доктор Мария Николаевна Короленко сейчас трудится в Константиновской инфекционной больнице и известность нашла ее после двух телесюжетов, последний из которых вышел в августе.

Еще до эпидемии она решила обновить опыт анестезиолога, придя в нашу инфекционку. А теперь приобретает еще и опыт врача-инфекциониста.

— Как-то в конце февраля мне позвонили и попросили приехать в нашу инфекционку, - рассказывает Мария Николаевна. - Я работала анестезиологом и хирургом в роддоме много лет. Но была на пенсии, и о работе не думала. Но Надежда Васильевна Шейченко, главврач, позвонила с предложением, и я не стала отказываться. Она сказала мне тогда: «Папка с документами больницы лежит в областном департаменте здрава на ликвидацию. Нам нужен штатный анестезиолог. (Для заключения договора с НСЗУ на пакеты медуслуг нужен укомплектованный штат специалистов - ред.). И я согласилась поработать. Подумала, что это моя маленькая жизнь, в сравнении с тем, что сейчас всех выбросят на улицу. О коронавирусе тогда речи еще не было. С меня началась заново комплектация штата больницы. Кстати, с нового года здесь планируют создание полноценного анестезиологического отделения. А уж вирус появился позже. Сейчас к нам пригласили еще одного анестезиолога, из ЦРБ, пришла и интерн. Так что нас уже три человека.

Я начинала свою анестезиологическую жизнь в городе, работала хирургом. Бывало такое, что и вторые сутки приходилось работать. Так что для меня предельные нагрузки и сейчас привычны.

— Не захотелось сбежать обратно, когда пошел коронавирус, вы врач и как никто понимали, что будет происходить и что вас ждет?

— Я понимала прекрасно, что ситуация будет ухудшаться, но мне не надо привыкать. Я работаю сейчас с коллегами на равных и никуда уходить не собираюсь. Это удача - быть нужной людям, иметь возможность реализовать свои знания. Я их все время своего «простоя» продолжала накапливать, - не могу без новой информации.

Работаю как анестезиолог когда в реанимации есть больные. В остальное время — я дежурный врач.
Сейчас оба крыла инфекционной больницы на 3 этаже облдепартамент приказал расширить, отвести под больных коронавирусом. Детское отделение больницы сейчас не работает, его отведут под случаи воспаления легких. Детей с другими диагнозами отправляем в Краматорск, либо в Дружковку.

— Наша больница, фактически, сосредотачивается на COVID-19?

— Фактически да. Эта инфекция совершенно не изучена, мы работаем «наощупь». Вот цефтриаксон использовали - мощный антибиотик, но он совершенно не работает. Перешли на другие препараты, медоклав со вчерашнего дня.

— Эпидемия усиливается, разрастается, становятся более тяжелыми последствия, вы это чувствуете по нашему городу?

— С древности при злостных инфекциях люди спасались карантином. И верой. Нас отлучили от веры, а к самодисциплине наши люди не приучены. В апреле, при жестоком карантине я ездила на работу и видела - Нулевой был пуст, люди сидели по домам. Но тогда и наши горожане не поступали с коронавирусом, были в основном из Славянска, Краматорска. Вот только месяца полтора, как в инфекционную больницу стали поступать и константиновцы. Я вчера принимала троих больных. Спрашиваю - от кого вы заразились? Говорят - не знаем. А вы в масках ходите? - Нет, мы все понимаем, но никто ведь не ходит...

— У нас в больнице умирали больные?

— Да, умирали от осложнений. Два человека, которые были на ИВЛ. Правда, один из них умер не от ковида, а от повторного инсульта на его фоне.

Людям надо привыкнуть к мысли, что COVID-19 — это опасно. Он чреват осложнениями: анемиями, нарушениями функции печени, почек, инфарктами. Мы всем поголовно начали делать ЭКГ, потому что были случаи осложнений. Беда в том, что многие думают, что коронавирус — это где-то «там». Но он здесь - в автобусах, магазинах, там, где есть скопление людей. Что сказать, - не снимайте масок. Тут ваша судьба буквально в ваших руках. Ведь течение этой болезни зависит от наших внутренних резервов, с возрастом они исчерпываются - у одного легко, у другого тяжело все это проходит.

— Вы не боитесь?

— Нет. У нас есть средства защиты. Наши медики, к счастью, не болели еще. Если соблюдать все правила, то себя можно обезопасить.

— Мария Николаевна, вы пришли со смены, будете отдыхать ?

— Какой отдых, я поеду на дачу, там сегодня полив. Дача для меня — это получение радости, а не способ дохода. И еще, это мой спортзал. Я уже пять лет состою в Клубе органического земледелия. Много мы видели интересного, изучали наш край... Я у вас в газете писала про «эмочки», но под псевдонимом.. Еще немного занимаюсь английским с приятелями, это чтобы мозг все время получал новое и не сдавался возрасту. А в остальном, мой досуг делят религиозные обязанности — я верующая, и изучение восточной медицины. Так что времени на старость у меня сейчас не остается...

 В. Волошко